28. Правовое положение холдингов в РФ

1 1 1 1 1 4.67 (Всего голосов: 3)

28.1. Понятие холдингов в РФ

28.2. Признаки и виды холдингов

28.3. Правовое регулирование холдингов

28.1. Понятие холдингов

В.Н. Петухов считает холдингом сложную хозяйственную структуру типа корпорации. Подобное определение, однако, является довольно-таки неопределенным и поэтому не может быть принято в качестве научного определения понятия холдинга.

В.А. Лаптев рассматривает холдинг как совокупность взаимосвязанных участников (хозяйствующих субъектов), осуществляющих совместную деятельность. Причем В.А. Лаптев фактически различает понятия «холдинг» и «холдинговая компания», когда говорит о том, что «в холдингах... функции по приобретению прав и обязанностей от имени холдинга (участников холдинга) осуществляет холдинговая компания, действующая в интересах участников холдинга на основании договора о создании холдинга».

Думаю, нелишне будет привести и определение, данное в Российском энциклопедическом словаре: «Холдинг компания (англ. holding — владеющий) — акционерная компания, использующая свой капитал для приобретения контрольных пакетов акций других компаний с целью установления контроля над ними»5.

В этом определении раскрывается суть классического понимания холдинга (с экономической точки зрения) — есть акционеры, владеющие акциями, которые либо сами управляют холдинговой структурой, либо доверяют управление общим бизнесом управляющей компании.

Впрочем, в международной практике и справочной литературе также нет единого определения понятия «холдинг». Например, согласно люксембургскому закону под понятие «холдинг» подпадают хозяйственные общества, которые наряду с требованиями и долевым участием «держат» также патенты («патентный холдинг»), или объектами владения является часть недвижимого имущества.

Оксфордский энциклопедический словарь определяет холдинговую компанию (holding company) как компанию, созданную для владения акциями других компаний, которые она, таким образом, контролирует.

Иное решение проблемы понятия холдинга предложено законодателем в отклоненном проекте Федерального закона «О холдингах» (проект № 99049555-2). Данный проект содержит следующее определение понятия холдинга (п. 1 ст. 2) - «Холдинг — совокупность двух и более юридических лиц (участников холдинга), связанных между собой отношениями (холдинговыми отношениями) по управлению одним из участников (головной компанией) деятельностью других участников холдинга на основе права головной компании определять принимаемые ими решения. В холдинг могут входить коммерческие организации различных организационно-правовых форм, если иное не установлено федеральными законами».

Проект Федерального закона «О холдингах», как отмечалось выше, не содержит термина «холдинговая компания», однако употребляет понятие «головная компания». Само понятие «головная компания» в проекте Федерального закона не раскрывается, но из анализа п. 2 ст. 2 проекта можно сделать вывод, что головной компанией считается хозяйственное общество или хозяйственное товарищество с преобладающим участием в капитале других юридических лиц (участников холдинга), также являющихся хозяйственными обществами или хозяйственными товариществами, т.е. владеющее акциями (долями) в размере, позволяющем в соответствии с законодательством Российской Федерации и уставом общества предопределять любые решения, принимаемые указанными хозяйственными обществами (товариществами).

Аналогичным образом определяется банковский холдинг в ст. 1 Федерального закона от 19 июня 2001 г. № 82-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О банках и банковской деятельности"», в которой говорится: «Банковским холдингом признается не являющееся юридическим лицом объединение юридических лиц с участием кредитной организации (кредитных организаций), в котором юридическое лицо, не являющееся кредитной организацией (головная организация банковского холдинга), имеет возможность прямо или косвенно (через третье лицо) оказывать существенное влияние на решения, принимаемые органами управления кредитной организации (кредитных организаций)».

Как видно из этого определения, головная организация данным федеральным законом понимается так же, как и проектом Федерального закона «О холдингах». Изучив российскую практику построения холдингов, можно отметить, что она по-своему подходит к пониманию холдинга.

Так, юрист ЗАО «Центр правовых экспертиз» Е.Н. Кравченко указывает: «Под холдингом будем понимать структурированную организацию юридических лиц, одно из которых (холдинговая компания) имеет возможность оказывать влияние на решения остальных участников холдинга (дочерних компаний)».

Такое понимание холдинга несколько отличается от того определения, которое дается законодателем в действующих нормативных актах или которое можно вывести, трактуя законодательные акты или законопроекты, приведенные выше.

В п. 1 ст. 105 ГК РФ указывается, что хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

Сравнивая это положение гражданского законодательства с понятиями холдинга и головной компании, закрепленными в рассмотренных выше иных законодательных актах, можно прийти к выводу, что законодатель, по сути, рассматривает совокупность основного и дочерних хозяйственных обществ как холдинг. Однако если основное хозяйственное общество влияет на решения дочерних в силу преобладающего участия в уставном капитале последних, то головная компания способна оказывать существенное влияние на решения участников холдинга косвенно (через третье лицо). Следовательно, понятие холдинга, предлагаемое законодателем, шире, чем совокупность основного и дочерних обществ. Эта же позиция отражена и в проекте Федерального закона «О холдингах», п. 4 ст. 2 которого содержит положение, согласно которому «дочерние хозяйственные общества головной компании входят в холдинг и могут выйти из холдинга только вместе с головной компанией». Тем самым в данной норме проводится различие между холдингом и совокупностью основного и дочерних обществ. Во-первых, под холдингом можно понимать некоторую совокупность определенным образом связанных между собой юридических лиц — субъектов предпринимательской деятельности. Этот подход реализован законодателем в понятии холдинга, предложенном в проекте Федерального закона «О холдингах» и в Федеральном законе от 19 июня 2001 г. № 82-ФЗ, в концепции холдинга в широком смысле, отстаиваемой И.С. Шиткиной и Томасом Келлером, в понятии холдинга, даваемом В.А. Лаптевым.

Во-вторых, под холдингом можно понимать компанию, способную определять решения дочерних и зависимых обществ. Второй подход реализуется в определениях холдинговой компании, даваемых в энциклопедических изданиях как в Российской Федерации, так и в зарубежных странах, в концепции холдинга в узком смысле, предложенной Томасом Келлером и И.С. Шиткиной, в понимании холдинговой компании В.А. Лаптевым, в понятии «головной компании», содержащемся в проекте Федерального закона «О холдингах».

На основе анализа содержания понятия холдинга, предлагаемого в научной юридической литературе, в законодательных актах и на практике, можно предложить следующее определение холдинга, которое позволит наиболее точно составить понятие холдинга: холдинг — это группа лиц, которая включает головную компанию (холдинговую компанию) и другие хозяйственные общества, в отношении которых головная компания имеет возможность определять решения, принимаемые ими.

В связи с проблемой определения понятия холдинга возникает вопрос — могут ли его участниками являться хозяйственные товарищества? Проект Федерального закона «О холдингах» такую возможность допускает, что вытекает из смысла п. 2 ст. 2, упоминающего хозяйственные товарищества в качестве участников холдинга. Рассматривает хозяйственные товарищества как участников холдинга и И.С. Шиткина.

Такой подход не совсем бесспорен. Для холдинга существенно наличие отношений экономической зависимости и контроля, когда его участники являются дочерними или зависимыми обществами, а головная компания — основным обществом. Но, согласно ст. 105 и 106 ГК РФ, если головная компания может быть товариществом, то зависимыми или дочерними могут быть именно общества, а не товарищества. Тем самым ГК РФ не допускает возможности образования холдинга с участием товариществ. Если обратиться к Федеральному закону от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и федеральному закону от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», то мы увидим, что указанные законы, как и ГК РФ, допускают возможность существования такого товарищества, которое само имеет зависимые или дочерние общества, но в качестве дочерних и зависимых признают только общества.

Позиция законодателя, выраженная в ГК РФ и Федеральных законах «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью», представляется обоснованной. Товарищества представляют собой объединения лиц, а не капиталов, что характерно для обществ. Отсюда вытекают такие последствия, как солидарная ответственность участников по долгам товарищества всем своим имуществом, прекращение деятельности товарищества в случае изменения состава его участников и т.д. Эти особенности не позволяют нормально функционировать холдингу, участниками которого являлись бы товарищества. Поэтому мы полагаем, что из п. 2 ст. 2 проекта Федерального закона «О холдингах» следует исключить упоминание о товариществах.

Полагаем целесообразным различать понятия холдинга и холдинговой компании. На наш взгляд, можно следующим образом определить понятие холдинговой компании: холдинговой компанией является хозяйственное общество, которое в силу преобладающего участия в уставном капитале иных хозяйственных обществ (участников холдинга), либо в соответствии с договором, либо иным образом имеет возможность прямо или косвенно (через третье лицо) определять решения, принимаемые хозяйственными обществами — участниками холдинга.

Холдинги являются субъектами предпринимательства, они осуществляют предпринимательскую деятельность, т.е. самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Как предпринимательское объединение, представляющее собой производственно-хозяйственный комплекс, холдинг отвечает следующим условиям:

  1. это объединение может выступать в гражданском обороте в качестве единого субъекта;
  2. его участниками являются хозяйственные общества — самостоятельные субъекты гражданско-правовых отношений (акционерные общества, общества с ограниченной ответственностью);
  3. одно из хозяйственных обществ — участников объединения определяет решения, принимаемые другими хозяйственными обществами — участниками этого же объединения;
  4. объединение проводит единую политику (инвестиционную технологическую, производственно-хозяйственную, финансовую или научно-техническую) в сфере гражданского оборота.

Таким образом, холдинг является полноправным предпринимательским объединением — субъектом предпринимательского права.

28.2. Признаки и виды холдингов

Для лучшего уяснения понятия холдинга следует рассмотреть его специфические признаки, отличающие холдинг от иных предпринимательских объединений. Такие признаки, как представляется, должны соответствовать указанным в предыдущем параграфе условиям, при наличии которых объединение может быть признано холдингом.

Прежде всего, следует отметить, что холдинговое объединение выступает в хозяйственном обороте в качестве единого субъекта. Это обусловлено тем, что холдинг представляет собой организационно оформленное предпринимательское объединение, характеризующееся наличием устойчивых внутренних отношений контроля и зависимости между головной компанией и другими участниками холдинга.

Из содержания понятия холдинга, рассмотренного выше, вытекает, что его структуру составляют, во-первых, головное хозяйственное общество, которое имеет возможность определять решения, принимаемые другими участниками холдинга, и, во-вторых, зависимые или дочерние хозяйственные общества.

В соответствии с п. 2 ст. 6 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество (товарищество) в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом. Аналогичное (точнее, идентичное) положение содержится и в Федеральном законе от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (п. 2 ст. 6).

Таким образом, законодатель фактически признает, что по отношению к головному (основному) хозяйственному обществу холдинга остальные его участники должны считаться дочерними.

Отношения между основным и дочерним либо зависимым обществом в холдинге носят экономико-правовой характер, связанный, как правило, с владением основным обществом достаточно значительной долей уставного капитала дочернего или зависимого общества.

Головное хозяйственное общество оказывает существенное влияние на решения, принимаемые иными участниками холдинга. В Федеральном законе от 3 февраля 1996 г. № 17-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР"» под существенным влиянием понимаются возможность определять решения, принимаемые органами управления юридического лица, условия ведения им предпринимательской деятельности по причине участия в его уставном капитале и (или) в соответствии с условиями договора, заключаемого между юридическими лицами, входящими в состав банковской группы и (или) в состав банковского холдинга, назначать единоличный исполнительный орган и (или) более половины состава коллегиального исполнительного органа юридического лица, а также возможность определять избрание более половины состава совета директоров (наблюдательного совета) юридического лица. Такое влияние может оказываться различными способами.

Во-первых, путем наличия преобладающего участия в уставном капитале. Это участие не обязательно должно превышать 50% голосующих акций (долей участия) в уставном капитале общества, оно может быть и меньше. Так, например, при многочисленности мелких держателей акций в каком-либо обществе требуется значительно меньшее число голосов (долей участия), чем 50%, чтобы добиться необходимого влияния для определения решений, принимаемых обществом. Таким образом, преобладающее участие может выражаться в обладании таким пакетом акций (долей в уставном капитале), который хотя и не является контрольным в общепринятом понимании (т.е. более 50%), но достаточен для оказания определяющего воздействия на принятие решений дочерним или зависимым обществом в связи со значительной раздробленностью пакетов остальных акций (долей). Минимальный размер участия, необходимый для установления таких отношений, гражданским законодательством не установлен.

Во-вторых, путем заключения договора, согласно которому одно общество вынуждено подчиняться другому (головному). В качестве такого договора может выступать имущественный договор, например договор ипотеки, кредита, залога и т.д. Е.А. Суханов относит к числу договоров, создающих отношения подчинения, также и договор с управляющей компанией (управляющим), которой передаются полномочия исполнительного органа общества. Однако это мнение не разделяется И.С. Шиткиной, которая полагает, что договор об управлении, в силу которого одно общество выполняет функции исполнительного органа другого общества, к числу договоров, создающих отношения экономической субординации, не относится. В этом случае управляющая организация сама подотчетна общему собранию акционеров (участников) как высшему органу управления общества.

Данная проблема достаточно сложна в теоретическом плане. Возможность осуществлять на основании договора полномочия исполнительного органа другого лица предусмотрена п. 1 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», в котором, в частности, указывается что по решению общего собрания акционеров полномочия единоличного исполнительного органа общества могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему). При этом решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации или управляющему принимается общим собранием акционеров только по предложению совета директоров (наблюдательного совета) общества. Однако в Федеральном законе от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» содержится лишь положение, согласно которому общество вправе передать по договору полномочия своего единоличного исполнительного органа управляющему, если такая возможность прямо предусмотрена уставом общества (ст. 42 указанного Закона), т.е. возможность передачи полномочий коллегиального исполнительного органа общества с ограниченной ответственностью управляющей организации не предусмотрена.

Между управляющей организацией и хозяйственным обществом не возникает отношения экономической зависимости и они не действуют с согласованными целями. Поэтому представляется, что при передаче функции исполнительного органа организации другому юридическому лицу не возникает группы лиц, как она понимается Законом РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Поэтому более предпочтительной видится точка зрения И.С. Шиткиной.

В-третьих, возможностью определять решения общества иным путем. Это может выражаться, в частности, в праве головной компании влиять на назначение определенного числа членов совета директоров, коллегиального исполнительного органа, единоличного исполнительного органа или прямо назначать их. К числу таких способов влияния можно отнести случаи, когда руководители основного общества занимают также руководящие должности в дочернем.

Определяющее влияние головного общества может выражаться в распределении функциональных обязанностей между структурами холдинга, где головное общество, наряду с владением контрольными пакетами акций других участников холдинга, ведет также самостоятельную производственную и (или) коммерческую деятельность. Головное общество, как правило, организует финансовые потоки, осуществляет планирование, правовое, кадровое, информационное обеспечение дочерних или зависимых обществ, ведет консолидированный бухгалтерский учет, статистическую отчетность, организует изучение рынка сбыта и проводит сбыт продукции иных участников холдинга.

Для холдинговых объединений характерно, что хозяйственные общества — участники холдинга, будучи экономически и организационно зависимы от головной компании, обладают в то же время имущественной обособленностью и юридической самостоятельностью.

Каждый из участников холдинга является полноправным субъектом гражданско-правовых отношений (т.е. юридическим лицом).

Имущественное обособление участника холдинга может быть выражено в следующих правовых формах:

  • права собственности (ст. 209, 213 ГК РФ);
  • права хозяйственного ведения (ст. 294 ГК РФ);
  • права оперативного управления (ст. 296 ГК РФ).

Участник холдинга самостоятельно отвечает по своим обязательствам своим имуществом, т.е. имуществом, принадлежащим ему на основе вышеуказанных прав.

Статья 48 ГК РФ требует, чтобы юридические лица в обязательном порядке имели самостоятельный баланс или смету, поскольку наличие такого документа выражает и в определенной степени обеспечивает имущественное обособление и организацию имущественной самостоятельности юридического лица.

Самостоятельность (или законченность) бухгалтерского баланса состоит в том, что в нем отражается все имущество, поступления, затраты, активы и пассивы юридического лица. Каждый участник холдинга как юридическое лицо обязан иметь полный и законченный, т.е. самостоятельный, бухгалтерский баланс. Однако следует заметить, что в проекте Федерального закона «О холдингах» предусматривается, что участники холдинга в случаях и в порядке, установленных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах либо договором о создании холдинга, могут быть признаны консолидированной группой налогоплательщиков, а также могут вести сводные (консолидированные) учет, отчетность и баланс холдинга. При этом обязанность ведения сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса холдинга возлагается на головную компанию по месту ее государственной регистрации, она же несет юридическую ответственность за ведение консолидированных учета и отчетности перед соответствующими государственными органами.

Участники холдинга, будучи хозяйственными обществами, могут иметь гражданские права и обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. Как юридическое лицо участник холдинга обладает самостоятельной волей, которая может не совпадать с волей остальных его участников, вправе совершать от своего имени сделки, т.е. участвовать в гражданском обороте, и несет самостоятельную ответственность по своим обязательствам. Юридическая самостоятельность участников холдинга проявляется также в том, что они не несут ответственность по долгам головной компании.

Таким образом, хозяйственные общества, которые становятся участниками холдинга, не утрачивают своей юридической самостоятельности, хотя их воля как субъектов гражданских правоотношений в довольно значительной мере определяется волей головной компании.

С другой стороны, для холдингов весьма специфично то, что само холдинговое объединение не приобретает статуса юридического лица. Однако холдингу присущи отдельные элементы правосубъектности. Законом РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» предусмотрено, что если действиями (бездействием) хозяйствующего субъекта, нарушающими антимонопольное законодательство, причинены убытки другому хозяйствующему субъекту либо иному лицу, эти убытки подлежат возмещению причинившим их хозяйствующим субъектом в соответствии с гражданским законодательством (ст. 26). При этом ст. 4 данного Закона гласит, что «положения настоящего Закона, относящиеся к хозяйствующим субъектам, распространяются на группу лиц». Тем самым холдинг в качестве группы лиц признается субъектом правоотношений, регулируемых антимонопольным законодательством.

Ведение консолидированных учетов, отчетности и баланса холдинга, что предусматривается ч. 3 ст. 43 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (в ред. Федерального закона от 19 июня 2001 г. № 82-ФЗ), а также ст. 11 проекта Федерального закона «О холдингах», дает основание полагать, что законодатель обособляет имущество холдинга. Обладание обособленным имуществом является важным признаком субъекта имущественных правоотношений.

К холдингам применимы, на наш взгляд, положения п. 2 ст. 105 ГК РФ, согласно которому основное общество отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение указаний этого основного общества, а также несет субсидиарную ответственность по долгам дочернего общества в случае несостоятельности (банкротства) последнего по вине данного основного общества. Заметим, что аналогичной позиции придерживается законодатель и в проекте Федерального закона «О холдингах».

К особенностям холдингов следует отнести тот факт, что холдинговое объединение проводит единую политику — инвестиционную, технологическую, производственно-хозяйственную, финансовую или научно-техническую — в сфере гражданского оборота.

Создание холдинга способствует кооперации обществ, входящих в холдинг, и проведению согласованной политики. Согласованность действий участников холдинга на рынке позволяет увеличить его прибыль и снизить их потери. Необходимое единство проводимой холдингом инвестиционной, технологической и иной политики достигается путем:

  • согласованного формирования и корректировки целей в режимах функционирования и развития;
  • согласованного ведения учета (в холдинговой структуре возможна типизация и стандартизация большинства процедур: документооборота, управления персоналом и проч.);
  • согласованной выработки управленческих решений в случае, если собрание акционеров не удовлетворено текущим развитием холдинга (т.е. на основе имеющихся отчетов о хозяйственной деятельности и анализа причин отклонений от желаемого результата принимать решения об управляющих воздействиях);
  • согласованного управления развитием.

В результате создания холдинга образуется единый финансовый «котел», из которого можно перераспределять капитал, руководствуясь различными соображениями: или поддерживая бедствующие в данный момент хозяйственные общества, или же усиливая приоритетные направления, чтобы обеспечить всему холдингу сверхприбыли.

Важным инструментом, обеспечивающим единство политики холдинга, является долевое участие головного общества в капитале других юридически самостоятельных хозяйственных обществ — участников холдинга. Инвестиционная политика и политика долевого участия являются частями единой политики. Важно, что при принятии решений о долевом участии внешние финансовые инвестиции не ведут ресурсную конкуренцию с внутренними реальными инвестициями, ориентированными на производство. Задачей политики долевого участия головного общества является в первую очередь образование, сохранение и расширение холдинга в соответствии с поставленной целью. В частности, в рамках развития холдинга, структуры участия приспосабливаются к изменениям и развитию внешней ситуации путем инвестиций и дезинвестиций в сфере финансового приложения, включая их интеграцию в объединение холдинга или дезинтеграцию из него.

Принятие решений относительно долевого участия в управляющем обществе имеет своей целью опять же повышение ценности холдинга на рынке как хозяйственной единицы. Как показывает опыт, в децентрализованных холдингах скрытая слабость заключается в том, что его участники сами склоняются к дальнейшему автономному развитию, нередко в ущерб холдингу в целом. Чтобы избежать раздробления холдингового объединения, обязательства, вытекающие из долевого участия дочерних фирм, должны координироваться управляющим обществом или, по крайней мере, должны быть связаны условием проверки и достижения согласия.

Проведение единой политики холдингом обеспечивает ему необходимую конкурентоспособность и развитие как участника хозяйственного оборота.

Таким образом, анализ особенностей холдинговых объединений и их деятельности позволяет выделить специфические признаки холдингов. К ним относятся следующие:

  1. наличие устойчивых внутренних отношений контроля и зависимости между головной компанией и другими участниками холдинга, закрепленных в договоре об образовании холдинга и в уставах его участников, определяющих организационную целостность данного предпринимательского объединения;
  2. имущественная обособленность и юридическая самостоятельность участников холдинга, каждый из которых является полноправным субъектом гражданско-правовых отношений (юридическим лицом);
  3. проведение единой политики в сфере хозяйственного оборота (в том числе согласованное использование прибыли и других финансовых источников участников холдинга).

Рассмотренные признаки холдинга позволяют отличить его от иных предпринимательских объединений.

Правовое регулирование холдингов в настоящее время еще не отвечает требованиям предпринимательской практики. Представляется, что одной из причин такого положения является недостаточная теоретическая разработка понятия холдинга и особенностей отдельных видов холдингов. В этом плане большое теоретическое и практическое значение имеет разработка научно обоснованной классификации холдингов, выявление на ее основе особенностей отдельных видов холдингов, что позволит более четко урегулировать вопросы деятельности холдингов в законодательных и подзаконных нормативных актах.

Классификацию холдингов можно проводить по различным основаниям.

1. В зависимости от того, является ли головная компания холдинга исключительно только держателем акций (или долей участия) дочерних обществ, не занимаясь при этом самостоятельной производственной, торговой, банковской или иной коммерческой деятельностью, или же она занимается также и какой-либо коммерческой деятельностью, выделяют два вида холдингов: чистые холдинги; смешанные холдинги.

В чистом холдинге головная компания никакую коммерческую деятельность не проводит, а, владея контрольными пакетами акций (преобладающим долевым участием) иных участников холдинга, осуществляет только контрольные и управляющие функции по руководству и координации деятельности других участников холдинга.

В смешанном холдинге головная компания, помимо контрольных и управленческих функций по отношению к другим участникам холдинга, осуществляет также самостоятельную коммерческую, предпринимательскую деятельность. В данном холдинге головная компания играет своего рода двоякую роль: с одной стороны, это управляющая компания, с другой — промышленное предприятие, банк, торговое предприятие и т.п.

2. В зависимости от характеристики собственников можно выделить следующие разновидности холдингов: государственный, муниципальный и частный, разновидностью которого является семейный холдинг.

Так, члены семьи Бенеттон занимают все ключевые посты в компании «Benetton Group». Сейчас семье принадлежит 70% «Benetton Group». Они владеют этими акциями через семейный холдинг «Edizione».

Семейным холдингом является также известная корейская фирма «Daewoo», крах которой в 1999 г. вызвал шок у многих корейцев. Жители Южной Кореи в течение многих десятилетий твердо верили в неуязвимость огромных многопрофильных семейных холдингов, которые определяют лицо корейской экономики и которые до того времени пользовались безусловной поддержкой правительства.

Надо сказать, что государство уделяет большое внимание созданию и функционированию государственных холдингов, в частности в военно-промышленном комплексе. Согласно правительственной программе развития оборонного комплекса, до 2006 г. его предстоит объединить в несколько десятков подконтрольных государству холдингов, закрыв при этом избыточные производства. Вслед за авиационной промышленностью и судостроением к созданию холдингов подключились и производители бронетанковой техники.

Правительство РФ намерено образовать около 50 холдингов на базе предприятий бывшего ВПК. В России создается крупнейший в Европе холдинг «Авиационные телекоммуникационные системы». Как сообщили в Российском агентстве по системам управления, такое решение принято коллегией этого агентства в целях создания «крупной интегрированной структуры по разработке и производству современных, конкурентоспособных авиационных средств связи».

3. В зависимости от отраслевой принадлежности дочерних обществ различают следующие виды холдингов: промышленный, страховой, банковский, почтовый, энергетический, телекоммуникационный, автомобильный и др. Данная классификация показывает приоритетную отраслевую направленность финансовых инвестиций и позволяет выделить обобщенное понятие: «отраслевой холдинг».

Отраслевые холдинги активно и успешно функционируют во многих сферах экономики. Так, в США крупное агропромышленное производство, как правило, представлено в виде холдингов, с дочерними предприятиями которых фермерские хозяйства работают по контракту. Например, в состав холдинга «Тайсон Фудс» входят 58 перерабатывающих заводов, 43 комбикормовых завода, 68 инкубаторов. Выращивают бройлеров по договорам подряда с компанией 7,5 тыс. фермеров, которых этот холдинг обеспечивает цыплятами, кормами и оказывает консультационные услуги, а также реализует выращенных фермерами бройлеров.

В России также процесс укрупнения агропромышленного производства идет преимущественно по пути развития агропромышленных компаний и холдингов: птицефабрики присоединяют соседние хозяйства и на этих землях организуют производство кормового зерна; мясокомбинаты присоединяют откормочные хозяйства и т.п., поскольку крупное агропромышленное производство возможно благодаря развитию холдинговых форм как предпринимательских объединений, занимающихся производством, переработкой сельскохозяйственной продукции и торговлей ею, так и фирм-интеграторов, дочерние предприятия которых специализируются на переработке сельскохозяйственной продукции, производимой фермерскими хозяйствами по контракту с фирмой-интегратором, и торговле ею.

4. В зависимости от функций дочерних обществ различаются такие холдинги, как контрольный холдинг, холдинг на основе менеджмента, холдинг ценных бумаг, холдинг долевого участия, холдинг капитала.

На практике чаще всего встречаются контрольные холдинги и холдинги долевого участия.

В контрольном холдинге головная (холдинговая) компания владеет контрольными пакетами акций других участников холдинга, благодаря чему оказывает определяющее влияние на их деятельность. Так, например, петербургская холдинговая компания «Полиметал» владеет контрольными пакетами акций 13 горнодобывающих компаний, образуя, таким образом, контрольный холдинг.

Если головная компания холдинга имеет решающее участие в капитале других хозяйственных обществ — участников холдинга, то та ой холдинг считается холдингом долевого участия, причем между холдинговой (головной) компанией и ее обществом с долевым участием возникают вертикальные финансовые, правовые и, при некоторых условиях, директивно-правовые или управленческо-организационные отношения, а также отношения услуг. Долевое участие головной компании в других юридически самостоятельных предприятиях — участниках холдинга в смысле владения долевым имуществом является специфическим признаком холдинга такого вида.

Необходимо иметь в виду, что в данном случае возможна такая ситуация, когда холдинговая компания с относительно небольшой долей участия может оказывать существенное влияние на управление акционерной компанией, входящей в соответствующий холдинг. Это случается при «сильно рассеянном» капитале или слабых интересах в управлении других акционеров.

5. В зависимости от дислокации деятельности предприятий холдинга можно выделить: транснациональный холдинг и национальный холдинг.

Транснациональным холдингом является холдинг, хозяйственные общества которого дислоцируются в различных государствах. Вследствие, как правило, широкого географического рассеивания его обществ транснациональные холдинговые (головные) компании часто регистрируются в государствах, которые наряду с особыми налоговыми преимуществами (в виде особенно выгодного налогового обложения иностранных доходов от участия и прибыли) облегчают доступ к международным финансовым рынкам и особым инструментам финансирования.

Примером транснационального холдинга может служить холдинг «IMV Invertomatic Victron Energy Systems», включающий голландскую «IMV Victron BV» и швейцарскую «IMV Invertomatic Technology SA», который производит широкий диапазон источников бесперебойного питания. IMV имеет 11 филиалов и более 100 бизнес-партнеров в 80 странах мира. Общая численность сотрудников холдинга составляет около 490 человек, а объем продаж в 1999 г. составил 117 млн швей-Царских франков (около 67 млн долл.).

К транснациональному холдингу следует отнести и российско-белорусское объединение «Славнефть», существующее в данном качестве с 1994 г. и действующее на территориях ряда регионов Российской Федерации и в Республике Беларусь. Существенным признаком национального холдинга является дислокация его участников в одном определенном государстве. После распада Советского Союза во вновь образовавшихся государствах (бывших республиках СССР) были созданы национальные нефтяные холдинги. К таким национальным холдингам относятся, в частности, в Российской Федерации — «ОНАКО», в Казахстане — национальный холдинг «КазМунайГаз», в Узбекистане — национальный холдинг «Узбекнефтегаз».

6. В зависимости от характера производственных и экономических отношений между участниками холдинга и способа организации холдингового объединения различают горизонтальные, вертикальные и диверсифицированные холдинги.

Горизонтальные холдинги (сбытовые холдинги) — объединение обществ, действующих на одном рынке (энергетические компании, сбытовые, телекоммуникационные и проч.). Они представляют собой, по сути, объединение однородных бизнесов в филиальные, например территориальные, структуры, которыми управляет головное хозяйственное общество. Главной целью такого объединения является единая система поставщиков и много дочерних обществ, выполняющих функции сбыта. В случае, если таких дочерних обществ много, то необходимы единые правила регулирования их деятельности.

Специфика горизонтального холдинга состоит в том, что дочерние общества, входящие в холдинг, рассредоточены. Холдинг позволяет создать единую политику в отношении конкретного вида товара (реализуемую в виде скидок, подарков для клиентов и т.д.). В данном случае централизация управления играет важную роль в выработке общей политики.

Если холдинг желает все правильно консолидировать (в смысле налогов и управленческого учета), то в нем должен быть установлен единый стандарт на документооборот.

К холдингам горизонтального типа относится, например, «Вологодская холдинговая компания» с численностью 3,5 тыс. человек, куда входит «Вологдаэлектротранс», а также предприятия легкой промышленности и транспорта, машиностроения, а также строительство, торговля и прочие услуги. По принципу горизонтальной интеграции сформирован и холдинг «Северсталь», объединяющий ОАО «Северсталь», Череповецкий сталепрокатный завод, Коломенский тепловозостроительный завод, ОАО «Карельский окатыш», Олене-горский ГОК и другие горнодобывающие и машиностроительные предприятия. Координация производственной деятельности и устойчивый сбыт железорудного сырья позволяют холдингу успешно действовать на товарном рынке.

Вертикальные холдинги (холдинги концернового типа или произ-одственные холдинги) — объединение предприятий в одной производственной цепочке (добыча сырья, переработка, выпуск продуктов потребления, сбыт). В качестве примера можно привести объединения, занимающиеся переработкой сельскохозяйственной продукции, металлов, нефтепереработкой.

Вертикальные холдинги характеризуются объединяющей их технологической цепочкой от переработки сырья до выпуска готовой продукции и обладают следующими особенностями:

  • хозяйственные общества передают друг другу свой продукт по себестоимости;
  • по всей цепочке обеспечивается сквозное управление качеством;
  • все хозяйственные общества холдинга должны быть уравновешены по уровню оснащения производственных процессов, квалификации персонала и проч.

Одной из основных целей холдинга является обеспечение нужного качества продукции. Автоматизация управления качеством, призванная создать сквозную систему контроля качества и обеспечить единое управление сроками на каждом этапе (в цепочке предприятий), функционирует гораздо более эффективно в вертикальном холдинге, в чем заключается его преимущество перед холдингом горизонтального типа.

В Российской Федерации вертикальные холдинги получили особенно широкое распространение. Типичным примером здесь являются холдинги в нефтяной отрасли. Первые три государственные нефтяные компании в виде вертикально интегрированных холдингов появились в 1993 г. в соответствии с Указом Президента РФ. Это — НК «ЛУКОЙЛ», НК ЮКОС и НК «Сургутнефтегаз». Через два года возникли еще пять компаний: «Славнефть», «Сиданко», «Восточная нефтяная компания», «ОНАКО», Восточно-Сибирская НК. Затем появились «Башнефть», «Татнефть», «Роснефть», «Коми ТЭК» и др. В течение трех лет все нефтяные компании продолжали оставаться государственными, так как контрольный пакет акций (от 38 До 51%) принадлежал государству. Сегодня в России насчитывается примерно полтора десятка вертикально интегрированных нефтяных компаний.

28.3. Правовое регулирование холдингов

Понятиям «холдинг» и «холдинговая компания» в российском законодательстве уделено мало внимания. В Гражданском кодексе РФ такой институт отсутствует. Впервые термин «холдинговая компания» появился в Законе РСФСР от 3 июля 1991 г. «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации». В п. 4 ст. 8 данного закона говорилось: «На основе предприятий, входящих в объединение (ассоциацию, концерн) или находящихся в ведении органов государственного управления и местной администрации, с согласия Государственного комитета Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур для содействия кооперации предприятий-смежников могут быть созданы холдинговые компании. Не допускается создание холдинговых компаний, приводящее к монополизации производства тех или иных видов продукции (работ), оказания услуг».

При этом определения холдинговой компании не давалось. Определение холдинговой компании можно найти только во Временном положении о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, утвержденном Указом Президента РФ от 16 ноября 1992 г. № 1392 (далее — Временное положение о холдинговых компаниях). Причем в нем говорится только о холдинговых компаниях, которые создаются в процессе приватизации предприятия, и регламентируется режим холдинговой компании, создаваемой и управляемой государством. Больше о каком-либо механизме создания холдингов и разъяснении этого термина нигде не говорилось.

В указанном Временном положении о холдинговых компаниях дается следующее определение холдинговой компании (п. 1.1.): «Холдинговой компанией признается предприятие, независимо от его организационно-правовой формы, в состав актива которого входят контрольные пакеты акций других предприятий. На основании этих контрольных пакетов холдинговая компания влияет на вынесение этими предприятиями своих решений». Следует заметить, что Временное положение о холдинговых компаниях достаточно широко толкует понятие «контрольный пакет акций». В качестве такового признается «любая форма участия в капитале хозяйственного общества, которая обеспечивает безусловное право принятия или отклонения определенных решений на общем собрании его участников (акционеров, пайщиков) и в его органах управления». То есть в данном случае хозяйственные общества, контрольные пакеты акций (долей) которых входят в состав активов холдинговой компании, становятся по отношению к ней дочерними хозяйственными обществами.

Отсутствие четкого законодательного определения понятий холдинга и холдинговой компании обусловило то, что и в юридической литературе существует различное понимание данных понятий.

Будущий закон «О холдингах», с нашей точки зрения, должен содержать следующие основные положения:

  • определять цели, задачи и основные принципы организации такого предпринимательского объединения, как холдинг;
  • регулировать холдинговые объединения с различным составом участников, а не только образуемые хозяйственными обществами;
  • определять особенности правового статуса основного и дочернего юридического лица, в том числе для целей антимонопольного, налогового и другого публично-правового регулирования;
  • регулировать различные основания холдинговой зависимости — наряду с имущественной также договорную и организационную, приводя примерный перечень оснований установления договорной и организационной типов зависимости;
  • устанавливать особенности внутрихолдинговых отношений — между основным и дочерними юридическими лицами по вертикали, а также между самими дочерними организациями по горизонтали;
  • регулировать вопросы управления в холдинговом объединении, в том числе в части взаимодействия органов управления основного и дочерних юридических лиц;
  • определять основания и условия ответственности участников холдинга по гражданско-правовым и публично-правовым обязательствам друг друга;
  • предусматривать возможность создания внутри холдингового объединения единого правового пространства путем осуществления внутреннего (локального) нормотворчества;
  • устанавливать требования к осуществлению консолидированного учета и отчетности участников холдинга;
  • устанавливать по инициативе участников холдингового объединения возможность унитарного принципа налогообложения, когда налогооблагаемой базой признается оборот предпринимательского объединения в целом; — предусматривать особенности совершения сделок с заинтересованностью между участниками холдинга.
  • При перечислении основных направлений, которые должны найти отражение в ожидаемом федеральном законе «О холдингах», конечно, изложены далеко не все актуальные положения.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика